Научный семинар «Теология и главные научные вызовы XXI века», доцент протоиерей Кирилл Копейкин, 01.11.2017 года

Один из старейших европейских университетов – Сорбонна —  был назван по имени Робера де Сорбона (1201 — 1274), который был духовником Людовика IX. Власть всегда нуждалась в том, чтобы ее защищали; всегда было стремление к тому, чтобы найти какое-нибудь магическое оружие, которое позволило бы одному воину побеждать целую армию противника.

Но, как говорил Артур Кларк, любая достаточно развитая технология неотличима от магии. Технологии эпохи Средневековья были примитивными. Но вот Френсис Бэкон провозгласил чрезвычайно важный тезис: знания и могущество человека совпадают. И действительно, в XX веке наука показала, что знания обладают реальной силой, когда ученые создали атомную бомбу. Примечательна такая синхронистичность: статья о механизме ядерного распада была опубликована 1 сентября 1939 г., в день начала войны. Случайно это совпало или нет, но именно в этой статье впервые было показано, что плутоний 239 и уран 235 — именно те элементы, из которых можно сделать атомную бомбу. В 1943 г. американцы начинают свой ядерный манхэттенский проект. 16 июля 1945 года взрывается первая бомба. Испытание называлось «Троица». 6 августа 1945 года взрывается бомба в Хиросиме, 9 августа – в Нагасаки. Военные убеждаются в том, что знание – это сила.

Эйнштейн считал самой большой ошибкой своей жизни, что подписал письмо Рузвельту, после прочтения которого американцы начали развитие атомного оружия. Формула Эйнштейна о том, что энергия эквивалентна массе, была физической основой этого оружия, при чем в энергию перешло всего полграмма массы; выяснилось, какая колоссальная энергия заложена в окружающем нас веществе, просто мы не можем ее достать, кроме как в специальных условиях.

В 1945 г. самой мощной армией была советская, но, после того, как американцы взорвали атомную бомбу, ситуация радикально переменилась. Сталин понял, что та сила, которой обладал советский союз, перестала быть таковой. Сталин инициировал начало советского атомного проекта; под этот проект в 1948 г. силами заключенных был построен московский университет. Из самой архитектуры университета понятно, какие факультеты являются главными: это химический и физический факультеты. Химики добывают уран и плутоний, а физики делают бомбу. Вскоре советские ученые сделали атомную бомбу, и американцы потеряли приоритет. В XX веке физика действительно была главной дисциплиной, потому что она реально давала власть. Богословие было оттеснено на периферию. Но сегодня ситуация начинает меняться. Отвечая журналистам, В. Путин сказал, что и традиционная конфессия, и ядерный щит России – две составляющие, которые укрепляют Российское государство, создают необходимые предпосылки для обеспечения внутренней и внешней безопасности страны. Из этого можно сделать ясный вывод, как государство должно относиться и к тому, и к другому, — и к физике, и к православию. В этом году новый виток. 1 сентября 2017 года на открытом уроке Владимир Владимирович, общаясь с молодыми людьми, произнес фразу: «Искусственный интеллект — это будущее не только России. Это будущее всего человечества. Здесь колоссальные возможности. Тот, кто станет лидером в этой области, будет властелином мира». Если эти слова звучат из уст руководителя государства, то это означает, что в этой сфере уже активно ведутся разработки. Илон Маск в своем твиттере сразу написал, что «конкуренция за превосходство в сфере искусственного интеллекта на национальном уровне — наиболее вероятная причина третьей мировой войны».

Работы по созданию искусственного интеллекта идут уже давно. Сегодня самые финансируемы научные проекты – это исследования сознания. В 2013 году в Америке был запущен проект исследования головного мозга, на финансирование которого только из государственных средств было выделено 3 млрд долларов. Руководителем этого проекта стал Фрэнсис Коллинз, прежде руководивший проекта «Геном человека». В Евросоюзе реализуется программа «Горизонт 2020», направленная на выявление перспективных научных направлений, которые будут поддерживать в ближайшее время. В 2014 г. было выделено два приоритетных направления: графен и проект исследований мозга. Евросоюз выделил на исследование мозга 1 миллиард 200 миллионов евро. Во главе этого проекта стал израильский ученый Генри Макрам. Но сейчас с этим проектом возникли большие проблемы, потому что Макрам предлагал смоделировать работу мозга в компьютере. Он считал, что, если смоделировать работу всех нейронов мозга в сверхмощном компьютере, в нем может возникнуть сознание. Есть также китайский и японский проекты исследования мозга и создания искусственного интеллекта.

У всех этих проектов есть один принципиальный недостаток. Все они исходят из того, что человеческий мозг работает аналогично компьютеру. Они хотят моделировать мозг и понять, как психика связана с мозгом. Многие исследователи считают, что мозг нельзя отождествлять с компьютером. В каждую эпоху человек пытался объяснить работу мозга при помощи доступных метафор. Австралийский философ Дэвид Чалмерс говорит о том, что сознание – это величайшая тайна в мире. Дело даже не в том, что у нас нет теории сознания. Мы вообще абсолютно не понимаем, как сознание встроено в природу. С чем это связано? Есть две принципиальных сложности. Первая заключается в том, что наша психика обладает свойством субъективной реальности. Наше психическое состояние постоянно меняется, для человека также характерно ценностное отношение ко всему происходящему. Каким образом эта субъективная реальность возникает из тех субъективных процессов, которые происходят вокруг?

Чалмерс стал известным после того, как на конференции в 1994 году предложил проблему сознания разделить на две. Первая, простая – исследование того, какие отделы мозга отвечают за те или иные функции. Вторая, сложная проблема сознания – почему те информационные процессы, которые идут у нас в голове, аккомпанируются субъективностью? В компьютере тоже происходят субъективные вопросы, но в нем никакая субъективность не возникает. С чем это связано? Ни у кого нет ответа на эти вопросы. Еще один известный американский философ Томас Нагель в 1974 г. написал прославившую его статью «Что значит быть летучей мышью?». Именно свойство субъективности мешает объективному исследованию сознания. На примере мыши Нагель объяснял, что даже если он установить работу всей нейронов мыши, это не позволит приблизиться к пониманию того, как летучая мышь видит мир. Объективирующий подход не позволяет понять, что такое сознание. Сознание всегда на что-то направлено – оно, по словам итальянского философа Франца Брентано, интенционально. Откуда интенциональность может появиться из объективных процессов? Есть принципиальная асимметрия между тем, что снаружи – оно объективно, и нашим восприятием, которое всегда субъективно. Американский философ Джордж Сёрл показал, что программы не могут породить семантику и прагматику, то есть понимание и оценивание. Физик Роджер Пенроуз написал множество работ на тему, что сознание не может быть алготмизировано и не может быть моделировано в компьютере. Из отечественных авторов можно назвать Александра Яковлевича Каплана в МГУ, он говорит, что компьютерная метафора очень распространена, но она ничего не объясняет. Очевидно, что сознание не есть просто функция мозга. Сёрл считает, что изучение сознания приняло ложное направление. Это связано с идеологическими причинами. Если признать сознание существующим независимо от мозга, придется расстаться с материалистической парадигмой. Но, поскольку с точки зрения науки, это мракобесие, сознание продолжают сравнивать с компьютером, что в принципе неэффективно. Материализм не способен решить проблему сознания. Сёрл считает, что мы находимся перед выбором – продолжать использовать материалистическое объяснение (которое ничего не объясняет) или прибегнуть к традиционным религиозным концепциям сознания.

Вне теологического дискурса разрешение проблемы сознания невозможно. Проблема сознания считается самым главным научным вызовом XXI века. В европейской программе «Горизонт 2020», помимо изучения графена и моделирования искусственного интеллекта, появилось третье направление – моделирование квантовых систем. На микроуровне мир проявляет очень странные свойства. Сначала теоретически, а затем экспериментально было доказано, что микрочастицы ведут себя так, как будто они «чувствуют» друг друга. Ален Аспе, французский физик, считает, что мы находимся в середине второй квантовой революции. Все, чем мы сейчас пользуемся, — компьютеры, телефоны, — связано с тем, что мы поняли механические эффекты кванта. Перед человечеством возникает задача научиться манипулировать отдельными квантами. К концу XX века  это стало возможно, с чего началась принципиально новая эра в технологиях. Появилась надежда на создание квантового компьютера. В 2016 г. прошла конференция «Квантовая Европа», был принят «Квантовый манифест» и программа технологического квантового развития. Квантовые явления вынуждают к радикальному пересмотру наших представлений об окружающем мире. Квантовая физика является результатом наблюдений ученых (а не объективным процессом). Система Птолемея является примером использования без понимания. Так же мы используем сейчас квантовую механику. Но чтобы двигаться дальше, мы должны коперниканский переворот в квантовой физике, должны понять, что стоит за описываемыми явлениями квантового мира. Коперник  попытался объяснить мир с объективной точки зрения. Наука способна объяснить, что находится в центре и что вращается. Без обращения к теологическому дискурсу понимание квантового мира и проблемы сознания невозможно.

Третий вызов современной науки – это так называемое «молчание» Вселенной или парадокс Ферми. Поиску внеземного разума посвящен огромный исследовательский проект, однако никаких сигналов не было до сих пор зафиксировано. Советский физик Иосиф Самуилович Шкловский говорил, что «молчание» космоса представляет собой важный научный факт и опровергает идею существования внеземных цивилизаций, неограниченно развивающихся. В середине XX века казалось, что мало планет, похожих на землю. Но за последние годы обнаружено множество планет, находящихся в «зоне жизни». Парадокс Ферми – это кризис цивилизации. Согласно научной картине мира, жизнь зародилась случайно. Но мы этого не видим. Советский астрофизик Викторий Фавлович Шварцман предположил, какие ответы могут быть на вопрос о том, почему Вселенная «молчит». Во-первых, человечество уникально во Вселенной. Может быть, наших телескопов недостаточно, чтобы зарегистрировать сигналы. Шварцман предположил, что на самом деле сигналы уже регистрируются, но мы просто не понимаем, что имеем дело с сигналами цивилизаций, не опознаем то, что является жизнью как жизнь. Например, собака не видит картину – плоское изображение ей не доступно. Проблема опознания сообщений из космоса может служить основой для синтеза земной цивилизации.

Все три перечисленные проблемы – сознания, интерпретации поведения квантов и парадокса Ферми. Развитие Вселенной – все более усложняющееся – противоречит второму закону термодинамики об увеличении энтропии. Научные исследования требуют длительного времени, а научные теории – длительного «созревания». Это противоречит современной ориентированности на быстрый результат. Норберт Винер считал, что только Церковь может финансировать такие долгосрочные проекты. Патриарх Кирилл сказал, что пришло время для создания Православной Академии Наук.

Именно теология способна приблизиться к разрешению трех означенных проблем.

После доклада протоиерея Кирилла Копейкина последовала долгая и бурная дискуссия, в которой приняли участие аспиранты и студенты Академии и преподаватели кафедры.  

С полным текстом доклада можно будет ознакомиться в следующем выпуске журнала «Научные труды кафедры богословия».